name Иуда Кошман, отец русского чая

Дата добавления: 2011-10-15 23:16:12, количество просмотров: 1363
back  rnd    vote vote vote

/pictures/1318706080.jpgКогда экскурсовод сообщила, что родиной русского чая является горное село Солох-аул, а его отцом – человек по имени Иуда Кошман, один из туристов, здоровенный мужик из Кемерова, не выдержал: «Да вы что, издеваетесь? Так можно договориться до того, что и водку изобрели евреи!»

Дорога в Солох-аул вьется меж горными склонами, и чем больше крутых поворотов, тем сильнее закладывает уши. Никто точно не знает, какими судьбами занесло сто с лишним лет назад в эти полудикие края 62-летнего Иуду Кошмана.

Он родился на Украине, потом поехал на заработки в Турцию и Грузию. Много лет работал на чайных плантациях в местечке Чаква близ Батуми, к старости скопил немного денег, на которые и построил здесь, в Солох-ауле Краснодарского края, маленький каменный дом с колодцем и большим садом. И первым, что посадил на своей земле, был чай, семена которого привез из Аджарии.

Хранительница дома-музея Иуды Кошмана Татьяна Рыбальченко рассказывает, что местные жители считали заезжего чаевода большим чудаком. Никто не верил, что здесь может вырасти эта сугубо южная культура. Ведь зимой в горах выпадал снег, и ночная температура опускалась порой до десяти градусов мороза. Как не погибнуть субтропическому растению? Однако Кошман продолжал поливать и обрабатывать свои кусты. Так прошло пять лет.

Однажды его жена Матрена Ивановна пришла к соседям с горстью какой-то ароматной травы, бросила ее в кипяток и предложила попробовать напиток. Он оказался на удивление вкусным. Сегодня любой житель Солох-аула скажет, что дело это было осенью 1904 года. Стало быть, у русского чая нынче юбилей – ровно сто лет.

Официальное признание краснодарский чай получил далеко не сразу. Иуда Антонович пытался продавать его на рынке в Сочи, но конкуренты – торговцы импортным продуктом из Грузии, Индии и Китая – угрожали ему расправой. Несколько раз он возвращался домой побитым, а однажды не вернулся вовсе. Матрена Ивановна, отправившаяся искать супруга, вскоре выяснила, что его арестовала полиция. Выпустили Кошмана лишь под залог: жене пришлось отдать все скопленные деньги.

Однако упрямый чаевод не бросил своего дела. Мало того, он решил покорить Москву! Столичные селекционеры и агрономы поначалу отказывались даже рассматривать сомнительное растение. В музее сохранились отписки разных лет из Академии наук, в которых говорится, что «севернее Грузии чай расти не может».

Лишь в 1923 году Иуда Антонович вернулся из столицы счастливым: самый северный в мире чай получил золотую медаль ВДНХ. Татьяна Рыбальченко показывает протокол заседания сочинского райисполкома: «заслуженный чаевод Кошман» отмечается за высокие трудовые заслуги благодарностью, предлагается поощрить промышленное разведение русского чая. Кстати, закончилось мероприятие «хоровым пением Интернационала».

В конце 20-х годов в Дагомысе и Адлере появились первые фабрика и чаесовхоз. С годами их число приумножилось. Кошману предложили перебраться в Сочи, однако он своего горного селения не покинул, считая, что лучше места на свете нет. В скромном доме из двух комнат и кухни он прожил до 97 лет.

Умер Иуда Антонович в 1935 году. Дети похоронили его в саду, прямо за чайными кустами, где уже покоилась Матрена Ивановна. Эти самые старые в России чайные кусты по сей день дают прекрасный урожай.

В Солох-ауле и сегодня живут потомки Иуды Антоновича. Его праправнучка Валентина Ушакова – сама давно уже бабушка. Много лет она работала на чайных плантациях. «Дед был талантливым агрономом-самоучкой, – делится впечатлениями Валентина Ивановна. – В доме было много книг, и в детстве я любила рассматривать энциклопедии по флоре и фауне разных стран. Дедушка рассказывал, откуда произошло название «байховый чай». Заезжие китайские торговцы много лет назад предлагали русским купцам неизвестную траву, повторяя: «Бай хоа», тем самым нахваливая свой товар. Переводится это как «белая ресничка». Так они называли нераспустившуюся почку чайного листа, покрытую маленькими серебристыми волосками, действительно похожую на ресничку. Чем больше их в чае, тем он вкуснее и ароматнее».

Более молодые потомки Кошмана забыли о чайных традициях своей семьи: за это трудоемкое ремесло серьезных денег не платят. Плантации, раскинувшиеся по всему Лазаревскому району, порой некому обрабатывать, и они начинают гнить или засыхать. Русский чай как будто опять никому не нужен. А таких энтузиастов, каким был Иуда Кошман, пока не видно.

село Солох-аул,
Краснодарский край

Наталия ЛЕСКОВА


Источники материала:
vmdaily.ru




Ссылка на статью для размещения на сайтах

BBCode:
HTML:
Прямая:




Добавить комментарий
* Ваш ник
Email (будет скрыт)

s
b i u img url hr li pre left center right justify quote code table th td   


Посетителей: сейчас 1, всего сегодня 15; просмотров 17