name Испанские хроники

Дата добавления: 2009-06-11 17:32:06, количество просмотров: 100
back  rnd    vote vote vote

/pictures/1244727053.jpgСегодняшний высокий уровень виноделия Испании стал следствием стремительного и динамичного развития этой страны на протяжении прошлого века. Коренные преобразования тогда коснулись всех без исключения уровней производства. О «трижды революционной» истории испанского виноделия ХХ века — один из авторов книги «Столетие вина» Джон Рэдфорд (Radford).

До встречи на баррикадах
Застольные беседы завсегдатаев дегустационных залов бодег в начале 1900-х годов были посвящены одной теме — филлоксере, которая со скоростью вируса распространялась по стране. Появившись в 1875 году в Малаге, к 1899-му она добралась до святая святых испанского виноделия, Риохи. Несмотря на то, что некоторым регионам еще в течение нескольких лет все же удалось избежать встречи с ней, тля нанесла виноградникам колоссальный ущерб и в корне изменила жизнь виноградарей. До этого поистине поворотного события виноград для бодег поставляли небольшие фермерские хозяйства, благосостояние которых зависело от цены килограмма ягод у ворот винодельни. В новых условиях при небольшом урожае или (не дай бог) его полном отсутствии, им было нечего продавать, поэтому большинство фермеров разорились. Сотни тысяч представителей вчерашнего «среднего класса» с более-менее стабильным доходом, были ввергнуты в безысходность и нищету, подталкивавшую их к решительным действиям. В стране все чаще и чаще стали раздаваться революционные призывы, подогреваемые республиканскими и сепаратистскими настроениями.

Политическая ситуация «на верху» складывалась также неблагоприятно. Постоянная чехарда правительств не способствовала стабильности. Мария-Кристина, вдова короля Альфонсо XII управляла страной от имени своего сына, в 1902 году 16 лет от роду ставшего королем Альфонсо XIII. Он продолжил политическую линию своей матери, но сумел завоевать уважение благодаря гуманной и нейтральной позиции во время Первой мировой войны. Однако его бесцеремонное вмешательство в политику правительства во время войны в Марокко в 1921 году привело к военному перевороту генерала Мигеля Примо де Ривера.

Тем временем винная промышленность без посторонней помощи пыталась «встать на ноги». Несмотря на политическую кутерьму в Мадриде, дела на виноградниках сдвинулись с мертвой точки. Эксперименты с американскими лозами Vitis Labrusca не увенчались успехом, да и виноград был слабоват для производства хорошего вина. На стыке столетий в некоторых регионах стали практиковать прививку лоз, что давало хорошие результаты. В конце концов, к 1923 году основная часть виноградников была пересажена и винный бизнес после более чем двадцатилетнего перерыва начал восстанавливаться.

Однако перед производителями вставали новые проблемы. Из аграрной Испания постепенно превращалась в индустриальное государство. В городах стала появляться работа, которая неплохо оплачивалась, и трудовая миграция из сельской местности вскоре приобрела массовый характер. Тем временем стоимость сбора урожая начала расти, во многих районах практически невозможно было найти людей для работы на виноградниках.

Итогом этого периода стало создание системы Consejo Regulador — региональных регулирующих советов, которые должны были контролировать производство вина и гарантировать его базовое качество. В 1926 году эту систему впервые применили в Риохе, а в 1932 году за ней последовали Алелья и Кариньена. Хереса, самого старого вина Испании, это нововведение коснулось только в 1933 году, как и Монтильи-Морилес и Таррагоны. Постепенно доверие и стабильность стали возвращаться к испанским винам. Но не на долго…

Вся жизнь в борьбе
Рывок вперед скоро был нейтрализован начавшимися в стране политическими пертурбациями. В январе 1930 года произошел второй военный переворот, в результате которого Примо де Ривера был свергнут. Испанию возглавил решительный сторонник демократии — генерал Дамасо Беренгуэр. Проведенные им муниципальные выборы вылились в антимонархический плебисцит с требованием отречения. Не отказавшись от престола, король навсегда покинул страну, передав права наследования своему третьему сыну Хуану-Карлосу де Бурбону и Баттенбургу (1913-93). Испания была объявлена республикой.

Следующие судьбоносные выборы состоялись в феврале 1936 года, победу на них одержали «крайние» социалисты. В результате дальнейших событий к власти пришел генерал Франсиско Франко и в Испании устанавливается режим фашистской диктатуры.

В этой «суматохе» Малага умудрилась обзавестись Consejo Regulador в 1937 году, а затем страна погрузилась в пучину войны. О винной промышленности, разумеется, никто и не вспоминал. Уверенность 1920-х — начала 1930-х годов исчезла, хотя вина все еще занимали лидирующие позиции в экспортном бизнесе (например, Malaga, Jerez, Rioja и Cava) и продолжали пользоваться успехом за рубежом, однако это преимущество довольно быстро «сошло на нет», так как война уже стояла на пороге Европы.

Во время Второй мировой войны Испания формально придерживалась нейтралитета, поскольку Франко понимал, что новый военный конфликт может полностью разрушить и без того изнуренную и деморализованную страну. По свидетельствам тех, кто был в Испании в 1940-1941 гг., она представляла жалкое зрелище — голод, люди, ищущие пропитание в мусорных баках, эпидемия туберкулеза… В этих условиях генерал Франко старается завоевать расположение союзников, воевавших против фашистской Германии и … диктует свой «бессмертный» роман «Раса».

Личность в истории
Неудивительно, что за то время не было создано ни одного нового Consejo, а многие винные производители были рады тому, что могут заработать себе на жизнь обслуживанием местных потребителей, а также продажей небольшого количества вина на экспорт.

Человеком, который был способен сопротивлялся существующим порядкам, стал Мигель Торрес Карбо (Torres Carbó). В возрасте 23 лет в 1932 году он унаследовал фамильную фирму в Вилафранка-дель-Пенедес. Мигель понимал, что для возрождения бизнеса необходимо ориентироваться на экспортный рынок. Вместе со своей женой Маргаритой Риера (Riera) он начал торговать вином по всему миру. Отважная парочка путешествовала по Южной Америке, Дальнему Востоку, странам Тихоокеанского бассейна, Соединенным Штатам и Европе. Имя Торреса стало известно на развивающихся рынках даже более широко, чем в самой Испании. Это преимущество закрепилось за компанией до сегодняшнего дня.

В послевоенное время винная промышленность стала постепенно «приходить в себя». Система Consejo Regulador усовершенствовалась, и появились Denominariónes de Origen (DO), то есть «название по происхождению». В 1954 году статус DO получил Приорато, 1957 — Валенсия, Рибейра, Вальдеоррас, Аликанте, Утьель-Рекена, 1958 — Наварра и в 1959 — кава.

На экспортных рынках наблюдалась стагнация. За традиционным исключением хереса, Rioja и кавы (тогда известной как «испанское шампанское») большинство потребителей Северной Европы и Америки воспринимали испанское вино, в лучшем случае, как легкое и недорогое. В Соединенных Штатах, в Калифорнии, «мужал» свой винный сектор, а образование ЕЭС в 1957 году означало, что Испания, не входящая в него, должна была платить таможенные пошлины на вина, выходящие на рынки Европы. Великобритания и Ирландия все еще оставались крупными потребителями, но основой торговли было балковое вино для купажирования: многим винтажным, памятным нам, кларетам XX века «руку помощи» протягивали именно южные виноградники.

"Шестидесятники"
Затем пришли стремительные 1960-е, а с ними и сравнительно новое явление — туризм. В маленьких рыбацких деревушках на побережьях внезапно стали появляться шикарные отели и виллы для отдыха, пристани для яхт заменили гавани, а вдоль побережья проложены новые дороги. С точки зрения винного бизнеса это было больше, чем экономическая революция. Долгожданным шансом для испанских виноделов стало огромное количество туристов из Северной Европы, особенно из Великобритании и Германии. Многие из них не пили совсем, большинство никогда не пробовали испанского вина, совсем немногие поклялись не пить его больше никогда (из-за слабого качества большинства доступных вин).

Нацеленные на экспорт бодеги из зон DO понимали, что упускать такую возможность нельзя. Великобритания отреагировала на это мгновенно — импортом в больших количествах неизвестного балкового вина и купажированием его под названием «испанский кларет», «испанское бургундское», «испанский сотерн» и т.п. Большинство из этих вин были отвратительны, но несколько винных коммерсантов отважились предлагать и другие испанские вина наряду с хересом и Rioja. Это десятилетие стало свидетелем создания DO в Пенедесе и Ментриде, Кондадо-де-Уэльве и Вальдепеньясе, а также в Хумилье, Ла-Манче и Альмансе.

В 1960-е началось широкое внедрение емкостей из нержавеющей стали для ферментации и хранения. И здесь Торрес стал первым, кто оборудовал свое производство такими конструкциями. Кругосветные путешествия этого прогрессивного человека дали ему возможность познакомиться с новыми идеями в области вина и виноделия. В Австралии и южной Франции эксперименты с нержавеющей сталью дали многообещающие результаты (хотя первоначально их использовали просто для охлаждения виноградного муста с целью получения безалкогольного виноградного сока). Это оборудование стоило так дорого, что первое время только смельчаки отваживались вкладывать в него деньги, но Торрес все же рискнул. Приступив к эксперименту в 1962 году, к 1966 году он полностью переоснастил свою винодельню, что с лихвой окупилось в будущем.

"Революционный держим шаг"
В 1969 году на 76 году жизни здоровье верховного «каудильо» пошатнулось. Наконец-то было названо имя его преемника. Им стал Хуан Карлос де Бурбон и Бурбон, внук Альфонсо XIII. 1970-е годы стали памятным десятилетием в жизни Испании. Началось оно с уничтожения членов Euzkadi Ta Azkatsuna (ETA, террористическая организации басков «Родина и свобода басков»). Это всколыхнуло националистические группировки в стране, которые выдвигали требования автономии. Ситуация разрешилась сама по себе, когда 25 ноября 1975 года Франсиско Франко Баамонде умер, не дожив 9 дней до своего 82-летия.

Новый король начал свою деятельность с установления демократических принципов и освобождения политических заключенных. В 1978 году появилась новая конституция, которая учредила 17 автономных регионов, соответствующих границам старых королевств, регионов и культурных центров.

Еще одним знаковым событием этого периода стала деятельность винодела Энрике Форнера (Forner), обещавшего покончить с традиционным дубовым стилем, до сих пор преобладавшем в Риохе. В 1970 году в деревне Сенисера (Риоха) он открыл новую винодельню, основанную на самой современной технологии и применении оборудования из нержавеющей стали. Винодельня получила название Marqués de Cáceres. Многие (но далеко не все) виноделы Риохи и за ее пределами последовали его примеру. Оказалось, что значительно дешевле купить новое оборудование, чем восстановить бетонные чаны прошлого столетия, когда настал срок их обновления. В начале этой эпохи перемен вина были резкими и острыми во всех регионах Испании, но объяснялось это не новыми технологиями, а неадекватным качеством винограда, поставляемого в бодеги.

В 1972 году Франсиско Илуртадо де Амезага (Ilurtado de Amezaga) создал первую винодельню «новой волны» в Руэде, чтобы производить вино из сорта вердехо. Ему удалось сделать вино, достойное его предка, маркиза де Рискаля (Marcqués de Riscal). В 1973 году в Ла-Манче (неизвестном ранее виноградарском регионе) Карлос Фалько (Falcó), маркиз де Гриньон (Marqués de Griñón) посадил виноградные лозы каберне совиньона и мерло и основал новую винодельню в фамильном поместье. Десять лет спустя успех его вин задал тон независимым виноделам остальной части страны. Он имел четкую позицию по вопросу DO: «Черт с ней, с этой системой, давайте лучше делать хорошее вино». Однако это не помешало появлению новых DO: Йекла и Ампурдан-Коста Брава в Каталонии получили этот титул в 1975 году.

Второй переворот
Если 1970-е годы ознаменовались коренными преобразованиями в винодельнях, то 1980-е стали временем настоящего переворота на виноградниках. Бодеги начали отказываться от подпорченного, заплесневелого, поврежденного, кислого и перезрелого винограда и (что более важно) стали назначать более высокое вознаграждение за ягоды высокого качества.

Самые дальновидные виноделы страны в таких регионах как Наварра и Пенедес занялись экспериментами с международными сортами винограда. В это время возникло не менее 10 новых DO, включая Руэду, Риберу-дель-Дуэро, Сомонтано, Торо, Риас-Байшас и Костерс-дель-Сегре (обязанный своим титулом DO прежде всего репутации вин известного дома Raïmat).

В эти годы непростая ситуация сложилась с производством хереса. После почти 500 лет непрерывного роста, экспорт хереса достиг пика в 1979 году, а затем снизился наполовину в течение следующих десяти лет. Последствия такого падения для отрасли оказались ужасными — рабочих увольняли в массовом порядке, предприятия закрывали. Но самым страшным было выкорчевывание виноградников, которое проводилось на правительственные субсидии. Жалкие остатки производства демонстрировали огромное желание жить и предпринимали попытки к самовосстановлению.

Конец этого десятилетия стал очень важным периодом для небольшой группы молодых предпринимателей, выращивавших виноград вдоль берега реки Сиурана в Приорато в Каталонии. Как и Карлос Фалко в 1970-е годы, они не обращали внимания на бюрократизм системы DO и просто решили делать хорошее вино. Рене Барбье (Barbier) был одним из лидеров этой группы. Ему и таким предпринимателям как Карлес Пастрана (Pastrana), Альваро Паласиос (Palacios) и семейству Перес-и-Овехеро (Perez i Ovejero) удалось настолько преуспеть в этом деле, что их вина быстро «освоились» с DO и к настоящему моменту являются одними из самых почитаемых (и дорогих) в Испании.

Начало 1990-х годов стало временем национальной гордости Испании. Олимпийские игры в Барселоне в 1992 году имели ошеломляющий успех и, если экономика переживала спад, как и в большинстве стран Европы, то никто на этом не акцентировал внимание. Зато в винном бизнесе была отмечена большая активность, по сравнению с предыдущим периодом. DO пополнялось новыми регионами, включая первые офшорные DO на Майорке, Канарских островах, а также такие старинные регионы как Рибера-Сакра и Гетария. Тогда же, в 1990-е, началось продвижение на международном уровне вин категории Vinos de la Tierra, которые находятся где-то между столовыми винами и винами DO. Среди Vinos de la Tierra стоит выделить как не слишком большие и известные регионы, например, Рибера-дель-Гадиана, так и огромные территории, занимаемые VdlT Castilla-La-Mancha. Риоху перевели из ранга DO в DOC (Denominatión de Origen Calificada). После продолжительного «флирта» с Новым Светом, Европа вновь открыла для себя испанские вина, и диапазон их был значительно шире, чем ранее.

Великие экспериментаторы
Современное оборудование по договорным ценам способствовало тому, что виноделы бесстрашно начали экспериментировать, в результате чего стали появляться новые оригинальные вина. Когда Европа отошла от спада экономики в середине 1990-х годов, в Испании началась третья винная революция. Наконец-то производители начали принимать во внимание рыночный спрос вместо того, чтобы просто делать большое количество вина, пытаясь продать его всем желающим. География успешных опытов на винодельнях ширились по всей Наварре, Сомонтано, Мурсии и, особенно, Каталонии. Диапазон вин, доступных в Испании и за рубежом, никогда ранее не был настолько хорош и широк. Даже херес постепенно вернул свои позиции. Сейчас маловероятно, что огромное количество неинтересных вин, сделанных в 1970-е годы, снова увидит свет. Рынок потребовал меньшее количество вин, но более высокого качества. Благодаря расширению ассортимента и экспериментам с виноградом Испания, наконец, смогла удовлетворить запросы рынка.

На исходе столетия продолжался экономический рост, и рынок вина шел с ним в ногу. Первые «региональные» вина были созданы в 1999 году — DO Каталония и Vino de la Tierra de Castilla.

Итак, кого же можно назвать фаворитом, а кого «темной лошадкой» этой погони за качеством, которая продолжается и в новом столетии. Из классической «конюшни» — кава, которой 128 лет и которая является вторым в мире игристым вином после шампанского. Риоха уверенно идет вперед, преодолев трудности, связанные с введением DOC, благодаря серии хороших винтажей с середины и до конца 1990-х и, если бодеги убедить не продавать свои вина именно сейчас, то нас ждет золотая эра вина. Даже старый милый херес, «ломовая лошадь», вновь обрел форму, вернув себе легкость и свежесть, но при этом став старше и утонченнее. В «конюшне» новой волны можно отметить Риберу-дель-Дуэро и Приорато, которые создали вина мирового класса (хотя по достаточно высоким ценам), в то время как Пенедес, Наварра, Риас-Байшас и Руэда хорошо поработали и показали перспективность инноваций и модернизации.

Ожидают своей очереди в «паддоке»: выздоравливающие — Рибейро, Хумилья, Ла-Манча; новички — Бьерцо, Вальдеоррас, Сигалес и Пла-де-Бахес; и новые претенденты из неизвестных областей, таких как Сьерра-де-Алькарас, Бахо-Арагон и Альпухарра.

От филлоксеры до успеха за 100 лет? Возможно, но это станет известно только завтра.

1915
Marqués de Riscal произвел отличное вино, которое все еще демонстрирует свой настоящий характер. Деликатное, ароматное и богатое.

1923
Восстановление виноградников после 20 лет политического и экономического спада.

1926
Учреждение первого регионального Consejo Regulador в Риохе.

1928
Долгоживущее Marqués de Riscal все еще обладает мягким, элегантным, ароматным букетом. Суховатое во вкусе, но с признаками величия.

1932
Мигель Торрес Карбо унаследовал фамильную фирму в Виллафранка-дель-Пенедес. Введение Consejo Regulador в Алелье и Кариньене.

1937
Малага получает свой Consejo Regulador.

1939
При дегустации в 1996 году Riscal 1939 было удивительно приятным, старым вином с романтичным ароматом жимолости и хорошо заметной фруктовостью.

1954
Denominariónes de Origen впервые введен в Приорато.

1955
Испания принята в ООН, что дало некоторую стабильность стране.

1959
Очень хороший винтаж. Еще можно найти случайно бутылку этого года и насладиться прекрасным, слегка «суховатым» вином.

1964
Отличный год, который считается «винтажом столетия». Волшебные вина, которые еще доступны в некоторых великих домах Риохи, — выдающиеся по долгожительству, стилю и характеру.

1966
Бодега Torres ввела в действие винодельню с оборудованием, полностью сделанным из нержавеющей стали.

1971
Националистические группировки выдвигают требование об автономии.

1972
Франсиско Хуртадо де Амезага (Hurtado de Amezaga) ввел в действие первую винодельню «новой волны» в Руэде.

1973
Маркиз де Гриньон (Marqués de Griñon) начал выращивать каберне совиньон и мерло, что позднее послужило моделью для отдельных виноделов, желающих производить качественные вина вопреки системе DO.

1978
Очень хорошие вина, как в 1970 и 1975, но улучшение технологии на виноградниках и бодегах означало, что вина 1978 года стали более доступны широкой публике. В начале 1990-х годов вина 1978 года были отличными, хотя сейчас начали «увядать».

1982
Прекрасные вина. Большой винтаж 1980-х и последний такого качества за 12 лет. Gran Reservas 1982 находятся на пике своего качества. Reservas начали «увядать», но это делает их, возможно, более питкими.

1986
Испания вступила в ЕС.

1987
Очень хороший год, давший вина, которые удачно выдерживали в дубе. Вина начали слегка «стареть» в 2000 году, хотя лучшие Gran Reservas до сих пор потрясающие.

1991
Очень хороший винтаж, хотя он разочаровал многих производителей. Риоху активно рекламировали для введения категории DOC, чему способствовал по-настоящему великий винтаж (но это случилось только в 1994 году). Некоторые дома «передозировали» дуб в надежде (как оказалось, напрасной), что это улучшит их вина. Однако знаменитые вина получились потрясающими.

1992
Олимпийские игры в Барселоне в 1992 году — источник гордости и оптимизма Испании. 22 новых DO.

1994
Отличный, хотя очень небольшой урожай после одной из самых страшных засух, которую помнят люди. Страшный дефицит после небольших и невпечатляющих винтажей в годы засухи (1992 и 1993) означает, что эти вина, возможно, уже нигде не найти, что, конечно же, является трагедией.

1995
Отличный год, хороший по размерам винтаж очень высокого качества. К сожалению, эти вина уже попали на рынок и, вероятно, выпиты, что равносильно детоубийству.

1998
Очень хороший винтаж, а также самый крупный винтаж, наблюдавшийся когда-либо, который стал долгожданным облегчением после крошечных из-за засухи урожаев начала 1990-х годов.

1999
Первые региональные вина: из Каталонии (DO Cataluña) и Кастилии-Ла-Манчи (Vino de la Terra de Castilla).

Источники материала:
winenews.ru




Ссылка на статью для размещения на сайтах

BBCode:
HTML:
Прямая:




Добавить комментарий
* Ваш ник
Email (будет скрыт)

s
b i u img url hr li pre left center right justify quote code table th td   


Посетителей: сейчас 3, всего сегодня 39; просмотров 53