name Королевская галета

Дата добавления: 2009-01-27 14:18:01, количество просмотров: 140
back  rnd    vote vote vote

/pictures/1233055117.jpgФилипп IV начал свое правление с растраты и без того скудной французской казны на благоустройство замков и дворцов. Он настолько преуспел в искусстве устроительства рыцарских турниров и балов, что в памяти потомков удостоился лишь сомнительной приставки «Красивый».

Для латания дыр в кошельке французского казначейства он вынужден был прибегнуть к крайним мерам: повышению цен на зерно и увеличению размера пошлин на ввозимую из Англии шерсть. Эти, на первый взгляд, незначительные события вылились в международный конфликт. Никто и помыслить не мог, что он перерастет в войну, которая, к тому же, продлится целое столетие.

Красота - удовольствие недешевое!
Скорее всего, эта французская поговорка родилась в Средние века — в суровые времена Жакерии и Столетней войны. Красота и в самом деле сгубила Филиппа Валуа: в цвете лет он скончался от излишеств. Престол достался Иоанну, сразу же прозванному в народе Добрым. Добрым, так же как и его предшественника — Красивым, этого Валуа можно было именовать только в насмешку. Его доброта не распространялась в сторону народа или интересов Франции, но он был благосклонно терпим к англичанам, которые почти без сопротивления захватывали его города; и так же бесконечно добр к своим бесчисленным родственникам, каждого из которых он боялся ущемить даже в мелочи. Однако доброта несколько поиссякла, когда израненный гонец принес злую весть: принц Уэльский — тот самый Черный принц, получивший прозванье за вечный траур, — приступом взял Роморантенский замок.

— Все погибли? — печально спросил король Иоанн.
— Антуан де Беф, Виктор де Симерико и еще с десяток собравшихся в замке передохнуть после тяжких боев.
Король схватился за голову:
— Милосердный Боже! Лучшие храбрейшие рыцари — надежда Отечества!

Узкое лицо короля хмурилось все более, наконец побагровело и как море вздулось, заходило штормовыми волнами глубоких морщин. Иоанн Добрый, сдернув с расшитой жемчугами перевязи походный рог, призывно затрубил…

Семейное войско
Были разосланы приглашения на пир по поводу похода на обнаглевших англичан. В победе французов, численностью войска раза в три превосходивших потрепанные при штурме крепости отряды англичан, никто не сомневался. Через считанные часы вся королевская родня была в сборе: четверо юных сыновей Иоанна Доброго, которые наперебой просили отдать им командование хотя бы частью войска, честолюбивый брат его герцог Орлеанский и меланхоличный рыцарь герцог Бурбонский с братом своим Иаковом. Тут же маячила тетка короля с сыновьями. Король разделил свое войско на множество небольших отрядов, доверив командование ими всем желающим: начиная от собственных взбалмошных юнцов-сыновей и двух любимых кузенов и заканчивая герцогом Афинским, прибившимся более из любопытства, а также отважному графу д'Этамп, графу Дамартен, графу Вантадур, графу Водемон, и еще многим, многим менее знатным персонам.

Самая большая проблема возникла у Иоанна, когда каждый из одинаково любимых сыновей потребовал поставить именно его командовать корпусом, который пойдет в первых рядах наступления. Всем было понятно, что вместе с победой вся слава, а с ней — и право наследования престола достанутся командиру передового отряда. Невозможность обидеть ни одного из отпрысков ввела монарха в минутную задумчивость. Затем он с загадочным видом удалился на кухню.

Через час королевский повар принес большой плоский пирог, который герольд тут же и объявил как «Королевскую галету».

— Отец, — сказал старший из сыновей, Филипп, — ведь галета приготовлена на завтра, для праздника Встречи Волхвов!

Но Иоанн молча разрезал ее на четыре части и со словами: «Это не просто галета!» — предложил сыновьям выбрать понравившийся кусок. Недоумевающие отпрыски начали монотонно уничтожать каждый свою часть, как вдруг Филипп вскрикнул и достал изо рта нечто, при ближайшем рассмотрении оказавшееся крошечной фигуркой Иоанна Доброго, сделанной из слоновой кости. Таким незатейливым способом была решена судьба французского престола, на котором Иоанну оставалось провести считанные часы…

Мирное предложение
Прослышав о надвигающемся войске короля Иоанна, которое насчитывало никак не меньше нескольких десятков тысяч, Черный принц Уэльский именем Эдуард, оценив свою армию, изрядно потрепанную постоянными стычками с французами и нелегкой осадой замка, указал перстом на кардинала Перигора и тяжелым голосом четко выговорил:

— Скачите и передайте, что я готов вернуть королю Иоанну все замки и крепости, мною в королевстве французском завоеванные в последние три года (вздох), готов выплатить сто тысяч полновесных флоринов (вздох), покуда же будет все это выполнено и устроено (вздох) — готов оставаться пленником и заложником короля Франции.
— В ответ вы желаете?.. — уточнил кардинал.
— Чтобы с завтрашнего же дня все мои люди могли уйти беспрепятственно и без боя по любой из ближайших дорог. Чтобы после отплыть в Отечество!

Кардинал Перигор возвращался слишком скоро. Английское войско, все до последнего стрелка, понуро наблюдало, как с радостным топотом картинно несется по сумеречному полю, разделяющему два неприятельских стана, вороной конь… Спешившись, кардинал с поникшей головой прошествовал в шатер принца:

— Иоанн отклонил все твои предложения. Сказал: «Пусть сдается сам Черный принц и все его люди на мою рыцарственную милость, а не хотят — так наутро возьмем их силой!» Причем больше всех брызгал слюной его сын Филипп, который, как и все его родственники, готовится скорее к празднованию победы, нежели к битве.

С полуночи пошел дождь со снегом. Кутаясь в мокрый плащ, Черный принц все мерил и мерил шагами огромное поле с виноградниками. Подходил к проломам изгороди. Зачем-то пробовал ее на прочность, крепко встряхивая обеими руками. Изгородь, хоть и выглядела совсем древней, усилиям Эдуарда доблестно противостояла…

Битва при Пуатье
Медленно подходило и выстраивалось двенадцатитысячное тяжеловооруженное войско короля Иоанна. Лучников не оказалось у него и вовсе, лишь тысяча-другая арбалетчиков, которых затерли в тыл при построении. Воины слушались плохо, потому что неясно им было, кто же все-таки поведет их в бой?

Первым ринулась на врага когорта Филиппа. Намокшая за дождливую ночь глина виноградника предательски чавкала под ногами. Войско скользило, увязало в грязи. Английские арбалетчики, расположившись за оградой полукругом, расстреливали тяжелых французов в упор.

По знаку Черного принца вышел вперед дожидавшийся в стороне отряд тяжеловооруженных рыцарей, которые мудро оставили коней, оскользавшихся на размокшей глине. И в мгновение ока первая линия французов была истреблена. Хотя большинство, во главе с принцем Филиппом и его маршалом Арну д'Одрегамом, отведав английских мечей вперемежку с копьями и кулаками, благополучно попали в плен. Окрыленный невероятным успехом, Черный принц скомандовал своим стрелкам не пропустить за изгородь подходящую вторую французскую линию, возглавляемую герцогом Нормандским. Вторая волна была отбита с тем же успехом. Перейдя в атаку, англичане смяли французские построения. Тяжелых рыцарей достаточно было сбить с ног, чтобы они оказались беспомощными в вязкой грязи…

Видя такой оборот, несколько заботливо выстроенных линий французского войска — особенно те, под командованием юнцов-сыновей и кузенов короля — стали разбегаться с потрясающей для тяжелообутых прытью. Исход сражения при Пуатье был предрешен. Почти все предводители, знатные и доблестные рыцари во главе с незадачливым королем Иоанном Добрым, и его двумя кузенами, и даже его сыном Филиппом, оказались захвачены в плен.

День королей
Наутро предприимчивый повар Иоанна Доброго вынес на площадь огромное количество галет, приготовленных для Встречи Волхвов. Он продавал их со словами: «Кто хочет стать королем, покупайте у меня! Всем, кому в галете попадется фигурка короля, Иоанн обещал титул!!!» Уже зная об участи незадачливого монарха, французы со смехом раскупали королевское угощение.

Дела тех лет уже давно стерлись в памяти большинства французов, а вот идея Иоанна Доброго, так неожиданно родившаяся в голове незадачливого монарха, воплощенная его остроумным поваром, живет в веках и напоминает о себе каждый год. С их подачи французы придумали себе День Королей. А вот праздник Встречи Волхвов в наши дни помнят только в очень религиозных семьях.

В начале года во всех магазинах Франции, подобно нашим куличам на Пасху, продаются галеты различных размеров. Приглашая гостей, вы приобретаете «Королевскую галету», делите ее на количество мужчин в компании и в разгар застолья предлагаете выбрать каждому понравившийся кусочек. Тот, кому достается запеченный в галете «боб», становится королем праздника, который выбирает королеву, подарив одной из присутствующих на празднике дам сувенир. С этого момента все гости обязаны выполнять приказы новоиспеченных монархов. Но, поскольку Иоанна Доброго французы воспринимают как забавное недоразумение в своей истории, то и капризы праздничных королей должны содержать как можно больше юмора!..

Андрей Савостьянов

Источники материала:
povarenok.ru




Ссылка на статью для размещения на сайтах

BBCode:
HTML:
Прямая:

Читать еще:



    Добавить комментарий
    * Ваш ник
    Email (будет скрыт)

    s
    b i u img url hr li pre left center right justify quote code table th td   


    Посетителей: сейчас 2, всего сегодня 20; просмотров 24