name Английский взгляд на розы и вино

Дата добавления: 2009-06-12 11:00:06, количество просмотров: 124
back  rnd    vote vote vote

/pictures/1244790039.jpgЧто для большинства населения Земли парадоксально, для англичанина - обыденное положение дел. Именно благодаря такому неординарному взгляду известен в мире вина английский писатель и винный критик Хью Джонсон...

Легенда винной журналистики, на фотографиях своих необъяснимо походящая на неутоленного людоеда, в жизни оказалась симпатичным, невысоким и улыбчивым пожилым господином. Пил Джонсон немного, ел тоже скромно. На мое предложение озаботиться заказом вина возразил, что пускай сомелье поработает. Несколько эксцентрично выглядело разве что небывалое сочетание его твидового охотничьего пиджака, небесного цвета рубашки и галстука в розовую полоску толщиной со взрослую ладонь. Ага, вся его необычность располагается в голове, догадался я и задал первый вопрос (и, надо сказать, оказался в догадке прав):

- Почему в Великобритании, стране, лишенной, в общем-то, собственного виноделия, столь развит институт винной критики? А, говоря шире, почему англичане так интересуются вином?
- У нас не было выбора. Сейчас объясню. Может, вы удивитесь, но большинство открытий в мире вина было сделано англичанами – либо благодаря британским технологическим достижениям, либо, в крайнем случае, на британские деньги. Самый наглядный пример – производство портвейна. Подавляющая часть производителей портвейна носят английские фамилии. Если вы бывали в Испании, то согласитесь, что во многом эта ситуация типична и для Хереса.

- Да, согласен. Причем не только для Хереса. В Риохе мне довелось встретиться с главой местного Совета по контролю происхождения, и он оказался англичанином.
- Вот видите. Дело в том, что Англия веками строила систему международной торговли. Собственно, она и сейчас работает без особенных каких-то изменений – порты, перевозки, биржи, оптовики. Мы научились торговать и распределять товарные потоки. Для винного же рынка это умение оказалось едва ли не самым важным. Понятно, что фигура винодела из, скажем, Бордо всегда будет окружена романтическим ореолом. Но скажите, вы задумывались, каким образом продукция этого благочестивого труженика оказывается на вашем столе? Сами по себе крестьяне, что французские, что испанские, что итальянские, палец о палец не ударят для того, чтобы их вино продавалось дальше чем за 50 километров от виноградника. Положа руку на сердце, я их понимаю. Однако у англичан, повторюсь, такой возможности не было. Мы всегда находились в тисках обстоятельств, пытаясь при этом извлечь из ситуации хоть какую-то, а лучше максимальную, пользу для себя.

- Например?
- Ну вот тот же портвейн. Я думаю, что если бы не война с Францией, вряд ли хоть один английский негоциант обратил свое внимание на Португалию. Тем более вложил свои деньги. Представьте себе, в девятнадцатом веке поехать в Португалию. Это было чуть-чуть ближе, чем в Индию, я думаю. И, честно говоря, у французских вин коммерческий потенциал в те времена был существенно выше. Но, увы, Наполеон имел свои взгляд на проблему, и времени его правления хватило как раз на то, чтобы англичане укрепили свои позиции в Порто. А когда система была построена и налажена, осталось лишь ею воспользоваться.

- А что насчет технологических достижений?
- Сейчас я скажу вещь, которая прозвучит крамольно. Но это правда. Известный всему миру монах Дом Периньон был бы мало кому известен, если в Великобритании не было бы организовано производство прочных, по тем временам - сверхпрочных, стеклянных бутылок. И все его эксперименты остались бы, э-э-э, экспериментами.

- Но виноград-то, слава богу, выращивают не в Англии?

- Нет. виноград выращивают не в Англии в прямом смысле слова выращивают его в двух местах.

- Это в каких же?
- В Бордо и в Бургундии.

- А остальные виноградники чём тогда засажены?
- Остальные пытаются сделать так же, как Бордо или Бургундия. Это, конечно, очень грубая картина, но принцип верен. Например, что такое риошские вина?

- Вина из Риохи. Такая область в Испании. В основном - красные. Определяющий сорт винограда - темпранийо. Смею заметить, в Бордо не растет.

- Я не сомневался, что вы знаете. Но что такое хорошее риоханское вино? На что оно похоже? Не бойтесь признаться самому себе. Да на бордо, конечно. Признаки хорошего вина из Риохи - минеральные тона, высокая танинность, не признаки ли это и хорошего бордо?

- То есть или Бордо, или Бургундия? В чем же тогда смысл всей вашей, да и нашей тоже, деятельности?
- Смысл - узреть все грани красоты. Я ни разу в жизни не сказал, что вот это вот вино - лучшее вино в мире. И спасибо вам, кстати, что не задали мне этот вопрос - какое вино у меня самое любимое. Меня все время об этом спрашивают, и это еще один повод усомниться в разумности человеческого рода. Проще объяснить с помощью аналогии, очень английской аналогии. Вот перед вами две розы, разных сортов. Обе красивы. Скажите, какая из них лучше? Ответ очевиден.

С винами - все то же самое. Каждое вино открывает свою грань красоты. Важно только помнить, что именно вы ищете. Не забывать о красоте.

- Скажите, розы близки вам так же, как и вино?
- Да, это так. Скорее, не розы, а садоводство. Я же писатель. И у меня две темы. Одна, вы знаете, - вино. Вторая - ага, вы не знали! - сады. Между тем я довольно известен в этом качестве. "Энциклопедия садоводства Хью Джонсона" выдержала уже, насколько помню, семь изданий. Большая такая книга. И еще я работаю как колумнист журналов по садоводству.

- Насколько знаю, вы еще и с телевидением сотрудничаете. Кстати, где вы находите деньги на производство таких масштабных программ?

- Чистое везение. Программа Vintage. A History of Wine, которую вы, очевидно, имеете в виду, была придумана для американского общественного телевидения. С одной стороны, это хорошая штука, общественное телевидение, - никакого коммерческого прессинга и так далее. С другой стороны, у них есть правило - ничего, что связано со спонсором, не появляется в кадре. Вы понимаете, что такой спонсорский пакет продать трудно. Но я случайно познакомился с Джоном Мариани. Он американец итальянского происхождения, сделавший неприлично большие деньги на экспорте в США дешевого ламбруско. Мариани выслушал мои идеи и сказал: «Я столько получил денег от вашего бизнеса. Если я верну немного, это будет честно». И дал 2 миллиона долларов на производство программы. Для 85-го года это были огромные деньги.

- И никакого упоминания в титрах?
- Вообще ничего. Только мое доброе отношение, если оно чего-нибудь стоит. Я ведь не Паркер и не вижу своей задачи в том, чтобы влиять на рынок, как, не знаю... как ураган "Катрина".

- Я не хотел спрашивать о Паркере. Я знаю, как вы к нему относитесь.
- Да, и не устану повторять: то, что делает Паркер, как он диктует свои вкусы производителям и продавцам вина - неприемлемо. Ну, я об этом уже говорил. Помните - розы? Возвращаюсь к теме везения, а точнее к теме неупущенных возможностей - таким образом я начал работать над мировым атласом вина в 69-м году. Я тогда мирно писал для лондонского Vogue и уже опубликовал свою первую книгу -«Вино». Ко мне обратился директор издательства Mitchell Beazley Джеймс Митчелл. Надо сказать, что издательство это как раз только открылось и Митчелл искал какой-нибудь интересный, амбициозный проект, который помог бы им выделиться на издательском рынке. И вот он пришел ко мне и сообщил, что есть некая фирма, производящая географические карты, и что бы такого можно сделать из их желания продать много карт и моего интереса к вину. Естественно, мы пришли к выводу, что можно издать атлас винных территорий. Тут передо мной встала проблема выбора, и с этим я ребят не преминул ознакомить. Я пишу для Vogue, сказал я, и вам это может показаться не очень-то интересным. Но чтобы сделать мировой атлас вина так, как я это себе представляю нужно будет уйти из журналистики года на два. Скажите, джентльмены, что я буду есть все это время? И кто может сказать мне что-нибудь о будущей карьере, коль скоро с глянцевой журналистикой я сейчас распрощаюсь? Вы понимаете, мы все рисковали, но представившаяся возможность была какой-то фантастической. Мы рискнули, и, как видите, получилось.

- Какую книгу вы планируете выпустить следующей?
- Она выходит в Англии буквально на днях, вот посмотрите - у меня сигнальный экземпляр. (Он протянул мне книгу, довольно массивную Название - Wine - A Life Uncorked. На суперобложке - фотография юного автора, вдумчиво пробующего вино. Первая его удачная фотография, какую я увидел.)

Это мемуары, и большую часть фотографий сделала моя жена.

- Знаете, на кого вы здесь похожи? В русском языке есть такое понятие - «шестидесятники». Так называли людей послевоенного поколения, окрыленных оттепелью и внезапной демократизацией. У вас именно такой вид.
- Откуда вы узнали? У нас ведь было похожее состояние - что жизнь, оказывается, куда более интересная вещь, чем рассказывали в детстве. И что мир лежит неподалеку и только ждет твоих шагов. Мне до сих пор так иногда кажется.

Александр Ильин
Журнал "Гастрономъ. Профи"


Источники материала:
winenews.ru




Ссылка на статью для размещения на сайтах

BBCode:
HTML:
Прямая:




Добавить комментарий
* Ваш ник
Email (будет скрыт)

s
b i u img url hr li pre left center right justify quote code table th td   


Посетителей: сейчас 6, всего сегодня 71; просмотров 94