name Профессия - винодел

Дата добавления: 2009-08-06 15:53:08, количество просмотров: 491
back  rnd    vote vote vote

/pictures/1249559593.JPGПрофессия винодела всегда была окружена ореолом таинственности: виноград, который загадочным образом превращается в ароматный божественный напиток, полумрак коньячных хранилищ, дубовые бочки, затянутые паутиной… Кто эти люди, алхимики современности, создающие изысканные купажи? Знакомьтесь — Марина Геннадьевна Тягилева — главный винодел Группы Компаний «КиН».

— Марина Геннадьевна, расскажите, как становятся виноделами.
— В те годы, когда я училась в технологическом институте, виноделами в основном становились, поддерживая потомственную династию, которую основывали еще деды и отцы. Среди моих однокурсников было много таких примеров.
Я не принадлежу к династии виноделов: мой папа работал в типографии издательства газеты «Правда», а мама, хотя и имела высшее техническое образование, но свое призвание нашла в творческой сфере — создании и пошиве моделей одежды. Она была талантливым модельером, создававшим уникальные и эксклюзивные вещи: женские наряды и элегантные мужские костюмы. Так что я не принадлежу к династии виноделов, но, возможно, буду ее основоположником.

— Где учат искусству виноделия?
— У нас в стране много сильных вузов, которые выпускают профессиональных виноделов, например, Московский государственный институт (теперь — университет) пищевых производств (МТИПП), который я закончила. Есть кафедра виноделия в Тимирязевской академии, Московском государственном университете технологий и управления. Также сильные кафедры в Краснодаре, Северной Осетии, Санкт-Петербурге. Раньше большинство специалистов в нашей области заканчивали техникумы, но сейчас, естественно, все, с кем я работаю, имеют высшее специальное образование. Многие из тех, кто занят на рабочих должностях, имеют дипломы инженеров-технологов по специальности «виноделие».

— Что на вас повлияло при выборе профессии?
— В школе меня очень интересовала органическая химия — предмет притягательный, творческий, раскрывающий суть мироздания. Я очень хотела связать свою судьбу с этой наукой, несмотря на то, что занятия органическим синтезом достаточно вредны для здоровья. В пищевой промышленности органическая химия представлена очень объемно и в большом разнообразии и, естественно, в выборе будущей профессии я не сомневалась — только пищевая промышленность и, соответственно, учеба в технологическом институте пищевой промышленности.

Когда я подавала документы в институт, для сдачи вступительных экзаменов необходимо было указать факультет и кафедру твоей будущей специальности. Там были очень интересные кафедры, например, сахара, бродильных производств, зерна, микробиологии. Среди них — кафедра виноделия. Мне она показалась особенно таинственной и манящей. На кафедру виноделия был самый большой конкурс, причем такая тенденция сохраняется до сих пор.

По окончании средней школы я получила аттестат с отличием, это давало возможность сдавать всего два экзамена, а не четыре, но обязательно на «отлично». У меня это получилось, и я поступила. Вспоминаю сейчас первое ознакомительное занятие в институте. Оно проходило не в главной аудитории, а в небольшом зале с очень красивым антуражем: в этом помещении, напоминающем винный погреб, стояли винные бочки и темно-коричневые стены были украшены виноградом, хотя и искусственным. Это было так красиво и загадочно — в полумраке искрятся образцы вина в колбочках… На меня, молодую студентку, это произвело огромное впечатление. Сомнений, что я правильно выбрала профессию, не было никаких.

— Когда вы самостоятельно создали свой первый напиток?
— Производственная практика началась с первых же курсов, под Севастополем. Там были чудесные плантации винограда, и, работая с виноградом, я просто влюбилась в эту ягоду. Позже, уже углубляясь в специальность, я проходила практику на винзаводах, в частности, на Инкерманском, где я занималась ампелографией - наукой, посвященной изучению винограда. Это очень помогло мне научиться разбираться в его сортах и классификации. Там же, под Севастополем, я приготовила свой первый напиток — белое сухое вино. Оно получилось достаточно характерным, элегантным и понравилось специалистам предприятия.

— Сколько лет вы работаете в Группе Компаний «КиН»? Что вам нравится в вашей работе?
— Я работаю на Московском заводе «КиН» уже более двадцати лет. На выбор предприятия так же, как и на выбор института, повлияли мои личные пристрастия.

Я выросла в том же районе Москвы, где находится производство «КиН». Это живописное место, расположенное на берегу канала имени Москвы. В детстве и в студенческие годы я часто проходила мимо предприятия. Этот милый уютный завод на Ленинградском шоссе уже тогда привлек мое внимание. Я рада, что полученное образование и красный диплом дали мне возможность поступить на работу на Московский завод «КиН» и приступить к работе инженером-химиком производственной лаборатории. В институте, конечно, дают хорошее образование по специальности, однако без самостоятельного изучения тонкостей профессии, без практических навыков специалист не может состояться.

Я с удовольствием постигала уже практические основы, азы профессии и в лаборатории, и далее в цехах розлива, куда я позже перешла работать. Конечно, когда мне предложили возглавить технологический цех, а потом и все технологическое производство, я согласилась с удовольствием. Это давало возможность раскрыть себя как потенциального специалиста, винодела, многому научиться, именно в творческом, созидательном направлении. Я очень рада, что те композиции купажей коньяков, которые я создала за время моей работы на «КиНе», получили признание потребителей и высокие оценки специалистов многих стран. Это говорит о том, что я не зря выбрала профессию. Я всегда работала и работаю с удовольствием и главное для меня в моей работе, конечно, творчество и позыв души!

— Завод развивался и завоевывал авторитет на рынке в огромной степени благодаря вам. Расскажите о том, как это происходило.
— Спасибо большое! Мне, конечно, очень приятно это слышать, но все-таки я привыкла говорить «мы». Я искренне считаю, что секрет успеха предприятия — коллектив, команда, где каждый вносит свою лепту в общий процесс.

Я всегда старалась делать все добросовестно и, получая удовольствие от работы, всегда чувствовала огромную ответственность, возложенную на меня, ведь подвести коллектив я не имела права!

До девяностых годов наше предприятие занималось вторичным виноделием: на юге России мы закупали готовые напитки — вина и коньяки, здесь их фильтровали и проводили розлив продукции. Однако со временем все эти заводы-поставщики решили самостоятельно организовать розлив своей продукции, и нам просто не с чем стало работать. Как раз тогда и появилась идея готовить напитки собственными силами. Меня это не испугало, а, наоборот, только вдохновило. Для этого, прежде всего, был нужен надежный источник качественного сырья и соответствующего оборудования, ведь одно дело просто отфильтровать сырье и совсем другое — создать свой собственный оригинальный купаж!

— Винодел — традиционно мужская профессия. Не испытываете ли вы особого отношения к себе со стороны французских поставщиков сырья?
— Французы — достаточно корректные люди и, главное — люди дела. Если работа выполняется качественно, им абсолютно все равно, какого пола специалист. Главное, чтобы работа проводилась профессионально. То есть — приехал, выбрал, заказал. Без лишних эмоций и проволочек. Лично я никогда не ощущала с их стороны какого-либо снисходительного отношения к себе.

Когда я в первый раз приехала во Францию для проведения дегустации и создания композиций наших коньяков, конечно, очень волновалось, чувствуя большую ответственность, возложенную на меня. Но крайне благожелательная, уважительная, спокойная обстановка, которую мне создали для работы виноделы из Франции, очень помогла мне справиться с волнением.

Есть много разных подходов, технологических приемов для проведения дегустации, один из них — это разбавление коньячного спирта водой, для более полного и тщательного исследования. Сейчас данный метод уже введен в ГОСТ, однако, несколько лет назад мало кто из виноделов пользовался им. Я использовала этот метод, и на французов это произвело большое впечатление. Было заметно, как сразу возросло уважительное отношение к «КиНу» и лично ко мне как специалисту.

— Многие французские сомелье говорят о вас как о специалисте, который привносит в ассамбляж коньяков особый «киновский» стиль. Что они имеют в виду?
— На мой взгляд, вкус коньяка в первую очередь должен быть мягким, глубоким и полным, а также обладать длительным, многогранным послевкусием. Я всегда считала, что нашему российскому покупателю нравятся плодовые тона во вкусе коньяка. И, судя по тому, как растут продажи наших коньяков, попала в точку. В России предпочитают коньяк с приглушенными цветочными ароматами, а ванильные оттенки должны быть сглажены. Французские потребители — прямая противоположность, поэтому букет французских коньяков отличается ярким цветочно-ванильным ароматом с «мыльными» тонами.

«Киновский» стиль я бы определила так: всем нашим коньякам свойственна мужественность, которая достигается насыщенностью и интенсивностью. С другой стороны, мягкость, лиричность, тонкость во вкусе и аромате — своего рода женское начало. Наши коньяки любят как мужчины, так и женщины. Все по достоинству оценивают полноту, насыщенность и мягкость вкуса. Наверное, именно в этом тонком сочетании мужского и женского начала и находится та самая «золотая середина», тот неповторимый коньячный стиль, который рождается на Московском заводе «КиН». Французские спирты из региона Коньяк позволяют создавать подобный купаж, поэтому мы остановили свой выбор на этом легендарном регионе.

— Какой ваш любимый коньяк?
— Мне всегда очень нравился наш коньяк «Александр Бержерак», как-то сразу он запал мне в душу. Ну, а среди марочных коньяков — «Старый Город» 8 лет выдержки и «Старый Город» 10 лет выдержки.

Вообще, мне очень трудно выделить любимые коньяки «КиНа». Они все — мои любимые дети. Ведь если сказать, что один твой ребенок самый любимый — значит обидеть другого. К тому же коньяк каждый раз может открывать новые грани, новые оттенки. В зависимости от настроения и обстановки всегда можно заново познавать и раскрывать для себя этот неповторимый вкус. Коньяк — совместное творение природы и человека со своим бесподобным характером.

— Есть ли в вашей работе элемент творчества, или это просто результат химических манипуляций? Можно ли сравнить этот процесс с написанием музыки или стихов?
— Создание коньяка — это в первую очередь творчество, а знания и опыт только помогают виноделу сформулировать и воплотить задуманное.

На создание композиции и купажа для нового коньяка всегда уходит определенное время, ведь для долгого творческого процесса необходим соответствующий настрой. Если я, допустим, чувствую, что его сейчас нет, то могу этот чудесный процесс отложить на время и вернуться к нему позже.

Я помню все вкусы спиртов, которые отбираю для купажа, но, чтобы освежить ощущения и создать какую-то новую грань коньяка, нужно определенное творческое состояние. Сначала мысленно начинаешь делать марьяж коньяков, оценивать букет и вкус, что-то убирать, что-то добавлять. Даже на этой стадии эта работа вызывает у меня восторг. А на практике этот процесс, наверное, можно сравнить с написанием композитором симфонии, созданием фирменного блюда шеф-поваром, или когда модельер конструирует эксклюзивное платье.

Когда я составляла композицию пятилетнего коньяка «Старый Город», мне хотелось видеть в аромате засахаренные фрукты, оттенки шоколада и ванили во вкусе, тона сухофруктов и приятного каленого орешка в послевкусии.

Мне очень понравилась эта композиция — изящная, элегантная, глубокая и образ 8-летнего коньяка «Старый Город» я видела похожим, ведь это одна линейка, одно наименование. При этом хотелось подчеркнуть выдержку, полноту вкуса. Это удалось сделать за счет старых коньячных спиртов, в которых присутствует сбалансированное сочетание легких смолистых древесных тонов, приятных оттенков кофе, липы, акации и меда. Это и помогло мне создать прекрасный и законченный портрет восьмилетнего коньяка «Старый Город».

— Каким вы видите потребителя ваших коньяков?
— Ординарные коньяки: «КиНовский», пятилетний «Старый Город», «А. Бержерак» вполне демократичны, доступны по цене. При этом их отличает элегантность, нежность и мягкость во вкусе. Нарядность в букете делают ординарные коньяки «КиНа» весьма популярными у самых разных потребителей. Их предпочитает и работающая молодежь, собравшаяся на дружескую вечеринку, и менеджеры, проводящие деловую встречу, которая сопровождается приятной трапезой. Если человек хочет насладиться вкусом и букетом коньяка, он должен помнить, что этот напиток требует к себе почтительного отношения. Это уникальное, живое совместное творение человека и природы должно чувствовать к себе уважение.

Коньяки «Старый Город» восьмилетней и десятилетней выдержки прекрасны в своем изяществе, округлости и маслянистости во вкусе, многогранном и долгом послевкусии. Наслаждение от общения с этими коньяками можно получить на деловых ужинах, романтическом свидании, на приемах, светских раутах. Но чтобы в полной мере ощутить и раскрыть свойства таких сложных коньяков, от человека требуется не только материальный достаток, но и определенный жизненный опыт.

— Расскажите о французской коллекции коньяков Группы Компаний «КиН».
— Я достаточно долго работала над композицией коньяков «Vieille Ville» и «L’Oeuvre». Это был напряженный творческий процесс, но очень приятный. Он полностью меня захватил!

Вкус этих коньяков мне виделся, прежде всего, мягким и насыщенным. Аромат должен был быть завораживающим, но не навязчивым. Я хотела приблизить французские коньки к вкусу российского потребителя.

Мне кажется, что это мне удалось. То, что изначально было в воображении, все это полно и гармонично воплотилось в созданных образцах. Конечно, это очень приятный момент, когда в результате приходит творческое и профессиональное удовлетворение, которое становится самой лучшей наградой за напряженный труд.

Коньяк «Vieille Ville» XO — необыкновенно мягкий, чарующий. Изысканность коньячных спиртов из Гранд Шампани удачно сочетается с глубокими тонами спиртов из Птит Шампани, медово-пряные тона в аромате и во вкусе завораживают и манят. Сбалансированные оттенки изюма, вяленого чернослива создают мощный и сбалансированный вкус.

Коньяк «Vieille Ville» Extra — элегантный, строгий, изысканный, изящный. Об этом ненавязчиво говорит цветочно-ванильная гамма, причем цветы — легкие, воздушные — фиалка с незабудкой, в послевкусии — тона выдержки, сбалансированность древесных тонов. Вкус играет и переливается многогранностью своей палитры.

Коньяк «L’Oeuvre» имеет в букете тонкие нежные тона ванили, чарующий аромат роз Гранд Шампани, сливочные оттенки шоколада, смолистые тона дерева. Вкус полный, многогранный, насыщенный яркими интенсивными плодово-фруктовыми тонами спелого яблока, айвы, сливы. Благородные тона многолетней выдержки подчеркивают изящество и мужественность коньяка.

Конечно, общение и употребление коньяков такого уровня требует определенного антуража. Воображение рисует камин, приглушенный цвет, тишину, романтику, теплую дружескую беседу, но самое главное - должен быть определенный душевный настрой: спокойствие, умиротворенность и тепло души. Это поможет раскрыть всю прелесть и таинство этих чудесных коньяков.

— Существует ли угроза копирования «киновского» стиля со стороны конкурентов?
— Копирование и фальсификация — вещи разные. Фальсификация — это явление крайне опасное, да и к тому же уголовно наказуемое, ведь фальсификат может нанести непоправимый вред здоровью покупателя.

Чаще всего фальсифицируют ординарные коньяки: их легче всего подделать. Используют спирт-ректификат зернового происхождения. Могут использовать даже технический спирт, различные красители, а также молодой, только что полученный коньячный спирт, который выдают за выдержанный при помощи карамели и дубовой стружки.

Когда «КиН» начал выпускать ординарные коньяки, нашей задачей было показать, каким должен быть ординарный коньяк — чистый, добротный, полный, мягкий, а самое главное — стабильного постоянного качества, чтобы покупатель узнавал букет, приятный и элегантный вкус, чтобы доверял продукции завода «КиН» и был уверен, что мы его никогда не подведем.

Я уверена, что покупатель, который часто приобретает продукцию нашего завода, всегда распознает фальсификацию и подделку наших коньяков, которыми часто занимаются недобросовестные производители.

Если говорить о копировании стиля, то у каждого винодела всегда есть свои секреты производства, к тому же он вкладывает в напиток свою душу, свое сердце, любовь к своему делу.

Можно скопировать композицию напитка, но нельзя повторить его полностью — не будет того завершающего аккорда, изюминки, шарма, тонкости и изящества, которые может придать только создатель продукта. Конечно, постоянный покупатель и истинный ценитель нашей продукции распознает имитацию, поймет, что перед ним напиток, который не отражает «киновский» стиль.

Источники материала:
www.alcohole.ru




Ссылка на статью для размещения на сайтах

BBCode:
HTML:
Прямая:




Добавить комментарий
* Ваш ник
Email (будет скрыт)

s
b i u img url hr li pre left center right justify quote code table th td   


Посетителей: сейчас 2, всего сегодня 21; просмотров 36