name Открыв для себя мир виски, я обрел свое место в этом мире

Дата добавления: 2009-06-11 15:14:06, количество просмотров: 233
back  rnd    vote vote vote

/pictures/1244718891.jpgИнтервью с Джузеппе Беньони (Giuseppe Begnoni) – владельцем самой большой в мире коллекции виски, состоящей из 5 502 нераспечатанных бутылок

Ваша коллекция виски внесена в Книгу рекордов Гиннесса. Какое точно количество бутылок она насчитывает на сегодняшний день? В какую сумму ее оценивают специалисты?

Трудно сказать, потому что каждые несколько дней коллекция увеличивается, я покупаю или обмениваю все новые и новые образцы, что же касается цены, то приобретаю виски для себя, я люблю это занятие, и сколько стоит та или иная бутылка зачастую не имеет значения. Я купил коллекцию г-на Джаконе, которая была в Книге рекордов Гиннеса и на тот момент насчитывала пять с половиной тысяч неповторяющихся бутылок. С тех пор она увеличилась и составляет примерно девять тысяч бутылок.

Мы слышали, что эта коллекция была оставлена Вам в наследство...

Нет, я купил абсолютно все в 1996 году. Это очень давняя история. Джаконе был барменом на корабле. Он очень много путешествовал и в 1958 году основал свой бар на озере Гарда. Именно благодаря ему появилась популярная сейчас в Италии фраза «виски а-го-го», что означает: «пейте виски, сколько хотите». По большому счету, он ввел моду в Италии на хороший скотч. Это произошло в 1978 году к двадцатилетию его творческой деятельности в качестве владельца бара. У Джаконе были виски, которые бутилировались специально для него - Macallan, Laphroaig, Bowmore... Но я не могу сказать, что эта коллекция была топовой по качеству. Может быть, сто или сто двадцать бутылок и стали экстраординарными, однако меня покорило, скорее, количество - запасы составляли более 33тыс. бутылок, из них 5,5тыс. - неповторяющихся. Когда я приобрел эту коллекцию, из редакции Книги рекордов Гиннеса пришло письмо, в котором спрашивалось, хочу ли я дальше от своего имени выступать в издании, но я ответил, что меня это не интересует, виски я купил для себя, для собственного удовольствия. Я не люблю публичности и не хочу видеть в своем магазине людей, которые пришли по объявлению и хотели бы купить виски за 15 или 20 евро. Я жду истинных ценителей. Я с радостью проведу день напролет и даже ночь напролет с любителем виски, но, естественно, он вначале должен позвонить или отправить e-mail. На самом деле, таких людей очень много по всему миру.

Расскажите, пожалуйста, о том, как все начиналось. Если не ошибаюсь, произошло это благодаря трем миниатюрным бутылкам Glen Eagle, когда Вам было 18 лет...

Да, это были три маленькие плоские миниатюры Glen Eagle - купажированного виски. С белой, черной и золотой этикетками. Я и трое моих друзей купили по упаковочке таких миниатюр. Интересно, что один из товарищей до сих пор собирает миниатюры, у него небольшая коллекция, 800-900 экземпляров. Невозможно объять все, и вместо миниатюр я начал собирать керамические декантеры, потом наряду с ними - кувшинчики для воды, которые заполонили дом (их оказалось более 600), и я был вынужден продать их в Соединенные Штаты. И вот тогда я начал собирать хорошие бутылки шотландского виски. Изюминка моей коллекции - старые образцы. Для меня стало большим открытием, что виски, сделанные в 50-е или в 60-е годы - совсем другого стиля. Пусть даже возраст бочки будет одинаковым, но старый стиль все равно будет отличаться. Если можно так выразиться, я антиглобалист в мире аквавита, потому что такие красивые и творческие вещи как виски повторить нельзя. Естественно, сейчас этот мир стал механистичным, автоматизированным. Глобальные перемены в нем произошли в середине 80-х, примерно в 1986-87 годах. Безусловно, многие виски, которые бутилируются сейчас, выдерживаются в старых бочках и не подвергаются холодной фильтрации. Да, они прекрасны. Однако довоенные виски очень торфяные. Ведь до 1948-49-го годов даже в Спейсайде не использовали уголь для сушки солода, и, например, если вы попробуете Macallan 47-го, то откроете для себя очень торфяной стиль. Практически все спейсайдовские виски того времени отличаются этим стилем. Они более насыщенны, нежели сейчас. Второй пример. В 50-е, 60-е, начале 70-х годов не было недостатка в бочках из-под хереса. Их использовали очень многие. А одним из последних могикан стал Macallan, который в середине 70-х начал задумываться о постепенном отказе от них. Если вы обратили внимание, сейчас уже есть 30-летняя версия Macallan fine oak, которая была выдержана не в хересных бочках, а, в основном, в бочках из американского дуба. Выход этих бутылок на рынок означает, что уже в 76 году Macallan впервые залил свой виски в бочки из-под бурбона, как и большинство других производителей.

И все же, Джузеппе, что для Вас виски - хобби или бизнес?

В основном, это скорее хобби, чем бизнес. Когда я продаю кому-то бутылку за тысячу евро или даже за 10 тысяч, я не получаю столько удовольствия и не так счастлив, как при покупке той бутылки для себя, о которой давно мечтал. Но у меня большая коллекция, я должен ее где-то хранить, я должен обмениваться с коллекционерами, покупать недостающие в ней образцы, поэтому это также и бизнес.

Куда движутся, как правило, бутылки из Вашего showroom и откуда появляются?

Я приобретаю их тремя путями - на аукционах, где выступаю в качестве покупателя, общаясь по Интернету, а также при общении с поставщиками, которые либо бутилируют, либо продают, либо ищут что-то специально для меня, зная мои предпочтения. Мои основные покупатели по всему миру - это люди, принадлежащие к одной из двух категорий - хранителей виски и любителей выпить классный виски. Больше всего байеров из Японии, много из Европы, а вот из Соединенных Штатов не так много, потому что там существуют сложные юридические особенности для импорта таких редкостей.

Как часто Вы посещаете вискикурни и какие из них могли бы выделить из общей массы? За что?

Сейчас практически ничего не посещаю: в свое время я уже побывал на всех вискикурнях. С другой стороны, интересно отслеживать динамику. Например, мне гораздо больше нравится продукция Ardbeg сейчас, чем 10 лет назад. Посмотрим, какова она будет при новом владельце в группе LVMH. Да, безусловно, когда я еду в Шотландию, я не могу проехать мимо того же Glendronach или Macallan, в зависимости от того, в какую часть страны я еду. Да, я захожу в их магазин, смотрю, что там нового, какие изменения произошли. Но гораздо плодотворнее для моей коллекции, зачастую, простое общение с бывшими сотрудниками вискикурен или с их руководителями, от которых я узнаю о редких бутылках, имеющихся у них дома.

А как часто Вы посещаете аукционы? На них Вы, как правило, выступаете в роли покупателя или в роли продавца?

Четыре раза в год. Это был «Кристис» в прошлом. Вообще есть всего два хороших аукциона - «Кристис» и «Мактирс», и я не пропустил ни одного из них с 1986 года. «Сотбис» не занимается продажей виски, потому что он более законопослушный, нежели «Кристис». И если следовать до последнего букве английского законодательства, то, что делает «Кристис» - это, в некоторой степени, нарушение. К ним можно придраться.

В чью пользу решается извечный спор между ирландцами и шотландцами в Вашем showroom? Какие еще страны в нем представлены?

Безусловно, есть определенное количество ирландцев, японцев, даже бурбонов в моей коллекции, это выражение мира виски, но для меня, все равно, на первом месте - только шотландские виски. Они для собственного употребления. Также есть редчайший японский виски 30-х, 40-х годов, бурбоны времен сухого закона, на которых написано «только для медицинских целей», и с такой же надписью редкие бутылки Glendronach, импортировавшиеся в США во время сухого закона.

Можно ли говорить о том, что вкусы итальянцев отличаются от пристрастий англичан, немцев, французов...? Чем?

Вообще-то, у всех разные вкусы, не только у итальянцев с французами, но и у итальянцев с итальянцами. Мне может что-то нравиться, а другим, допустим, нет. Или, например, мне вкус может напоминать апельсин, другому - дыню или яблоко. Это же индивидуальный набор вкусовых ощущений, поэтому предпочтения разные даже у людей, живущих в одной стране.

Возможно ли как-то влиять на вкус, если да, то какими способами?

Вкус вполне реально воспитать. Однако для этого потребуется помощь экспертов, применяющих ряд определенных профессиональных подходов.

Какие позиции из Вашей коллекции можно найти в Украине, России и где их искать?

Для нас это абсолютно новый рынок, однако у нас есть сайт -www.whiskyparadise.com - с фотографиями и описаниями, где можно найти каждую позицию и заказать желаемое. Есть много ценителей моей коллекции в России как среди частных клиентов, так и среди компаний, но последнее время реального бизнеса не было, только отдельные покупки через третьи страны, потому что система ЕГАИС не позволяла русским импортерам легально завозить напитки, и потому партии виски простаивали по полгода в Литве.

В каких ситуациях Вы пьете что-либо кроме виски?

Люблю шампанское, вино предпочитаю в любое время, по поводу и без, просто в удовольствие. Его я пью чаще, нежели виски. Но вино отлично для дегустации утром, когда полость рта свободна, и можно полностью насладиться вкусом, а вот виски я предпочитаю после хорошей, сытной еды.

А можно ли говорить о Ваших предпочтениях в зависимости от ситуации? Например, Mаlt - для релакса, а бленд - для деловой встречи? И вообще, насколько для Вас виски - ситуативный напиток?

Да, конечно, когда я попадаю в магазин Cask&Still в Глазго, где представлено огромное количество виски для дегустационных целей, я обязательно пробую что-то новое, но в целом, для меня это чистое удовольствие, поэтому ситуативных напитков или ситуативных брендов для меня просто не существует.

Вы сравнивали свое увлечение с охотой. Та же жажда поиска, тот же адреналин... А расскажите о самом дорогом для Вас трофее, - возможно, о самом нелегком поиске или о самом курьезном приобретении. Чем Вы особенно гордитесь?

Был один случай - у меня появилась информация от компании Гордон Макфейл о том, что есть прекрасные образцы виски у одного господина, который живет возле Оксфорда. Я приехал к нему в его маленький двухэтажный дом постройки ХII века с крошечным магазинчиком на первом этаже, и выяснил, что у него имеется Old Pulteney 1905 года. На просьбу продать бутылку он ответил, что оставил ее для своего наследника. Тогда мы решили сделать следующее: завернуть бутылку в бумагу, написать на ней мой телефон, имя, и, если наследник захочет продать эту бутылку, он со мной свяжется. Спустя лет пять я позвонил ему и спросил, хранится ли еще моя бутылка. Он спросил: «Какая бутылка?», но потом согласился с тем, что я заеду к нему во время своего путешествия в Шотландию. Когда я, прибыв и обнаружив в целости и сохранности эту бутылку, поинтересовался ценой, старик спросил «Сто фунтов Вас устроит?». Так я и приобрел желанный образец. Еще один случай. Мне поступила информация о том, что у какого-то коллекционера, живущего возле Лондона, есть две очень редкие бутылки с шелкографическими этикетками - Macallan Glenlivet и Strathisla. Я позвонил ему, сказал, что хотел бы их купить и попросил назвать цену. На предложенные мной 75тыс. фунтов за каждую, он охотно согласился. Я также поинтересовался, есть ли у него что-то еще, и он назвал Macallan 1962 и Macallan 1945. Последний образец, стоимостью 3тыс. фунтов (так как это подлинник), он согласился продать за 5 тысяч. Первоначально запросив копию этикеток, чтобы удостовериться, что все образцы подлинные, я отправился в Англию один (так как мои друзья тоже коллекционеры). На месте, к сожалению, не помню названия городка, меня встретили владелец виски и его супруга - обоим было по 85 лет. В ходе нашей беседы он рассказал, что раньше тоже «охотился» за хорошим виски, но, устав от этого занятия, стал открывать бутылки и выпивать содержимое. А данные образцы - все, что осталось, - и он решил продать их, узнав, какое это сокровище.

На что Вы сейчас охотитесь?

В данный момент я «охочусь» на несколько редких блендов - «Роял Хауз Холмс» с оловянной крышечкой и B&L c формой бутылки в стиле VAT 69 1950 года.
В моей коллекции есть довольно редкие, эксклюзивные приобретения - например, бутылочка-миниатюрка 1930-х годов, очень дорогая, которая до сих пор находится в отличном состоянии. К слову, миниатюры виски появились в самом начале ХХ века. Самый дорогой образец в моей коллекции - это Macallan 1926 года, 60-летняя бутылка, и если я когда-нибудь решусь ее продать, то установлю цену 50 тысяч евро. Бывали случаи, когда и я выступал в роли продавца. Так, в 2000 году ко мне пришел японец, мой давний клиент, желающий купить Macallan 1926 года. Я не был намерен продавать бутылку, поэтому назвал слишком высокую цену - 70млн лир, в евро - это 35 тысяч. Как оказалось, я был совершенно прав, заломив такую цену, потому что японец буквально в этот же день купил у меня другие образцы на 170млн лир (85тыс. евро), то есть я сделал прекрасный бизнес другими бутылками, оставив у себя Macallan 1926 года.

Виски - это последнее Ваше увлечение, или можно ожидать от Джузеппе Беньони появления новых коллекций? Бокалов, например...

Нет, виски - это моя жизнь. Мой showroom - это не магазин, это мой дом, там у меня есть бар, чтобы угощать друзей, софа, чтобы отдыхать. То есть, открыв для себя мир виски, я обрел свое место в этом мире. И ни на что его не променяю.


C крупнейшим в мире коллекционером виски, обладателем уникального собрания «сочинений» винокуров мира беседовала Евгения Родионова.

Источники материала:
www.drinks.com.ua




Ссылка на статью для размещения на сайтах

BBCode:
HTML:
Прямая:




Добавить комментарий
* Ваш ник
Email (будет скрыт)

s
b i u img url hr li pre left center right justify quote code table th td   


Посетителей: сейчас 2, всего сегодня 33; просмотров 44